ЗА ПЛЕЧАМИ БЕЗ МАЛОГО ВЕК

(«Мичуринская правда» 8 мая 2007 г.)

Ровесник "Мичуринской правды", ветеран Великой Отечественной войны, заслуженный врач РСФСР, отличник санитарной обороны РСФСР, почётный гражданин города Мичуринска Фёдор Алексеевич Баранов не понаслышке знаком с нашей газетой. Неоднократно он становился героем её публикаций да и сам нередко выступал со страниц самого тиражируемого в городе издания. Больше полстолетия идут они вместе по жизни – читатель и его любимая "Мичуринская правда". И судьба их во много схожа – нелёгкая, опалённая войной, выстраданная, но такая интересная, стойкая, непреклонная, несгибаемая, как сама Правда.

В многодетной крестьянской семье, что осела на Новгородчине, в деревне Новинка 29 августа 1918 года родился Федя Баранов. С малых лет полюбилась ему забава сначала кошек да собак лечить, а потом, с годами, и больным людям помогать. То сосед-старик занеможет, то девчонка-проказница палец случайно занозит, неосторожная, – всем старался прийти на помощь, а кого надо добрым словом утешал, вот тогда за Фёдором сперва в шутку, а затем и на всю жизнь, так и закрепилось почётное звание доктора.

После успешного окончания десятилетки в напряжённом 38-м стал Фёдор Баранов студентом лечебного факультета 1-го Ленинградского медицинского института имени академика И.П. Павлова. С каждым годом всё больше увлекала молодого человека премудрая наука медицина, и ни разу не пожалел он о выбранной специальности. Вместе с друзьями-однокурсниками мечтал работать в столичной клинике, совмещая практическое лечение с научными открытиями… Но радужные планы разрушила ВОЙНА. Беспощадным торнадо, крушащим и сметающим на своём пути всё: дома вместе с целыми семьями, людей с их неповторимыми судьбами, если не обагрив, то больно царапнув каждую из них. Стремительно донёсся вихрь смерти до славного города на Неве, в страшном сне не могло привидеться, что было уготовано пережить ленинградцам. В июле-сентябре немецко-фашистские войска, силами превосходящими советские, в течение трёх месяцев преодолевая их героическое сопротивление, вышли к окраинам Ленинграда и Ладожскому озеру и изолировали город от тыла страны. 900 дней и ночей длилась страшная блокада. Но, несмотря на холод, голод, болезни, варварские бомбардировки гитлеровцев, ленинградцы активно помогали фронту. Многие из них, в том числе и студенты-медики, записывались в армию народного ополчения. Одним из первых в ряды ополченцев вступил студент четвёртого курса Фёдор Баранов. Затем по распоряжению Петроградского военкомата был отправлен на Ленинградский фронт в должности старшего фельдшера, в обязанности которого входило проведение профилактических прививок солдатам и офицерам, дезобработка их вещей и одежды, оказание первой помощи раненым. По двадцать часов приходилось работать, усталость валила с ног, мучительно хотелось есть, ведь блокадный паёк – всего лишь 125 граммов хлеба, который и хлебом-то назвать нельзя. И так три, казалось, бесконечных месяца – с июля по октябрь 1941 года. А потом поступил приказ от главнокомандующего, чтобы всех студентов-медиков из народного ополчения вернуть на место учёбы. Страна нуждалась в квалифицированных специалистах.

Фёдор не мог смириться с тем, что он будет спокойно сидеть в аудитории института, когда бойцам так необходимы его руки, его знания. И он решил остаться. Так и заявил командиру полка, в котором служил, товарищу Иванову:

– Я хочу воевать! Мои братья защищают Родину, я должен быть с ними!

– Это приказ, а приказы не обсуждаются! Нам нужны военные врачи, немедленно возвращайтесь, – услышал в ответ Фёдор.

Своеобразной битвой, теперь за знания, было продолжение учёбы в медицинском. Блокада всё туже затягивала не только ремни на гимнастёрках студентов, но и цепко сжимала свои костлявые пальцы на их тоненьких шеях. Студенты умирали от голода прямо на лекциях. Те, кто ещё кое-как держался на ногах, относили окоченевшие тела сокурсников в коридор – дальше уже не хватало сил. Профессора и доценты осипшим от простуды, уставшим от постоянного недосыпания и недоедания голосом читали лекции, причём уникальные по тем временам. Вместе со своими силами они отдавали все знания, весь накопленный за целую жизнь опыт. Преподаватели как бы вливали в головы и сердца студентов часть себя, осознавая за ними будущее медицины, будущее страны. Озябшими, распухшими от голода пальцами простым карандашом на листках бумаги ребята старательно выводили формулы новой жизни, получая вместе со знаниями и надежду на светлые дни.

Как же удалось выжить Фёдору, продержаться до конца блокады? А секрет очень прост. Самое главное в черте его характера – никогда не сдаваться. Из любой ситуации всегда есть выход. Вот и на этот раз упорство молодого человека сослужило ему хорошую службу. Вместе со своим другом, тоже студентом Вовкой Кочетковым раздобыли, в прямом смысле слова раскопали в сугробе лошадиную голень. Откуда она там появилась, думать даже не стали, ребята несказанно обрадовались такому подспорью их рациону. В течение целого месяца варили друзья уже ставшую чёрной кость, ежедневно спасавшую их молодые, едва теплившиеся жизни, пили горячий бульон – более-менее сытную добавку к 125 граммам хлеба.

Выпускные экзамены сдавали 25 марта 1942 года. После окончания института решили сразу идти на фронт. Одногруппник Костик Попов, не долго думая, объявил, что отправляется к брату в 80-ю стрелковую дивизию Волховского фронта. Несколько человек решили следовать вместе с ним, в том числе и Фёдор Баранов. Ехали на полуторке по льду Ладожского озера, по Дороге жизни, как её тогда называли. Суровый март 42-го запомнился ребятам на всю оставшуюся жизнь. Сквозь пули, объезжая громадные воронки, зияющие острыми ледяными краями, чудом уворачиваясь от осколков разрывающихся то тут, то там снарядов, неслись на разбитой машине к линии фронта. Доехали не все. Окоченели и без того измёрзшиеся тела, сделали своё чёрное дело холод и голод – остановилось сердце двух человек.

Прибыли, наконец, в 32-й медицинский санитарный батальон 80-й стрелковой дивизии Волховского фронта. А из машины выйти самостоятельно так и не смогли. Бойцы выносили ребят на руках, а медсёстры и санитарочки плакали, глядя на истощённые голодом лица . Прежде чем дать новоиспечённым бойцам задание, решено было их хорошенько откормить.

Оборону сменяло наступление. Немало было раненых, не хватало только медиков. И Фёдора Алексеевича назначили врачом хирургического отделения. Вышло так, что полученные в институте знания прочно закрепились на практике в полевых условиях. Через два месяца военной службы Баранов был назначен старшим врачом отдельного понтонно-мостового батальона. Затем начальником санитарной службы. Вместе с бойцами подразделения освобождал от немецких захватчиков родные сёла и города, в том числе Ленинград, Новгород, Псков, а также Белоруссию, Прибалтику, Польшу и Австрию. И до самой Победы 45-го года, о которой Фёдор Алексеевич узнал в Вене, – до берегов Дуная прошагал военный врач вместе с товарищами этой военной части, спасая сотни и сотни жизней, порой ценой собственного здоровья. Обратно домой возвращались через Румынию. У доктора Баранова, уже начальника санитарной службы, и здесь работы было немало: раненые, больные и не только солдаты, но и мирные жители. Советские бойцы не могли оставаться в стороне от общего горя.

Из Вооружённых Сил Ф.А. Баранов демобилизовался только в июне 48-го в должности начальника лазарета. От предложения пройти столичные курсы усовершенствования врачей Фёдор Алексеевич, конечно, же не отказался. В течение семи месяцев постигал он новые грани медицинской науки, получая дополнительные знания и необходимый для дальнейшей работы опыт.

С Мичуринском его познакомила супруга – Руфина Александровна Шишкина. Случайно встретившись в Москве, в троллейбусе, они не расставались уже никогда, пока её смерть не разлучила их любящие сердца. Вместе они воспитали двух дочерей Елену и Наталью, которая тоже стала врачом, как и родители, всю свою жизнь посвятившие служению на благо здоровья людей.

Ответственного, умеющего чётко организовать работу молодого специалиста заметили сразу, как только Фёдор Алексеевич устроился врачом в поликлинику сразу по приезде из столицы в наш город в 1948 году. И в горздравотделе Баранову предложили возглавить Мичуринский туберкулёзный диспансер. Рентгеновский кабинет, расширение коечного фонда от 25 коек до 250 – заслуга Ф.А. Баранова. У него больше сорока лет трудового стажа как главного врача Мичуринского тубдиспансера. Фёдор Алексеевич показал себя и как хороший хозяйственник, и как достойный общественный деятель. В течение 30 лет (1952–1982) избирался депутатом городского и областного Советов народных депутатов, с 1953 по 1959 год заведовал городским отделом здравоохранения, награждён орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, шестнадцатью медалями.

Е. Кременецкая

Печать