Тамбовское областное государственное
бюджетное учреждение здравоохранения
«Городская больница им. С.С. Брюхоненко г. Мичуринска»

Тамбовская область г. Мичуринск, Липецкое шоссе, д. 26
телефон: +7 (47545) 3 03 15

1976-04-21 - Жил в Мичуринске врач…

«Мичуринская правда» 21 апреля 1976 г.

Был 1949 год, когда, приехав в Мичуринск, я познакомился с врачом судебно-медицинской экспертизы Владимиром Диаминович Колотинским. И почти сразу понял, какой это оригинальнейший, замечательный человек. До сих пор сердечно благодарен ему за помощь в нелёгкой работе врача судебно-медицинской экспертизы, поразительным специалистом которой он был. Ведь в 1949 году я только начинал на своём новом поприще, и от Владимира Диаминовича решающим образом зависело, как сложится профессиональная судьба его никому неведомого в Мичуринске преемника…

Хочется думать, что я в какой-то мере оправдал надежды глубоко уважаемого мною Владимира Диаминовича.

А теперь о том, что помню об этом колоритнейшем человеке, которого я когда-либо встречал в своей жизни.

…Как-то прихожу к нему и вижу: Владимир Диаминович читает роман Ильи Эренбурга «Буря» на английском языке. Заметив моё почтительное восхищение, он сказал, как о самом обыкновенном:

— Да ведь я, батенька, Казанский университет закончил. Школу прошёл, как вы понимаете, основательную.

И, посмотрев на меня хитро, добавил:

— Между прочим поступил туда в один год с Владимиром Ульяновым. Только я был по медицинскому факультету.

Я был в изумлении.

— Так вы учились с Лениным!
— Представьте! — весело ответствовал Владимир Диаминович. — Только под этим именем я узнал его много лет спустя…

Естественно, после этого разговора мой интерес к Владимиру Диаминовичу удесятерился. Я постарался выведать от него как можно больше подробностей личной жизни.

По странному совпадению, он, как наш Ильич, родился 22 апреля 1870 года. В сочетании с именем — Владимир, с учёбой в Казанском университете это делало Колотинского для меня вдвойне волнующей фигурой.

Отец Владимира Диаминовича был из ссыльных поляков, осевших в Вятке после 1862 года. Естественно, тёзка и одногодок Ильича воспитывался на крайне демократических взглядах. И когда после окончания гимназии в 1887 году он поступил на медицинский факультет Казанского университета, то сразу оказался в среде самой радикальной, демократически настроенной молодёжи.

— Нас, студентов-медиков, было много, — рассказывал мне Владимир Диаминович, — почти половина всех слушателей университета… Однажды поздней осенью 1887 года в круглом зале анатомического театра, где мы штудировали устройство человека, собрались студенты других факультетов. Помнится, сходка предпринималась против позорного правительственного циркуляра о недопущении людей низшего класса в гимназии и университеты. Ораторов было немало. Среди них особенно поразил меня один — невысокого роста, коренастый, рыжеватый студент первого курса юридического факультета. Я тогда запомнил его имя — Владимир Ульянов… Потом снова были сходки. И опять почти на каждой из них выступал этот энергичный, остроумный крепыш. После одной из его речей студенты в знак протеста против драконовских мер правительства демонстративно вернули ректору свои билеты. Занятия у нас прекратились и возобновились только после исключения Владимира Ульянова и еще нескольких студентов…

… До самого 1917 года, когда В. Д. Колотинский уже давным давно работал в Козловской земской больнице судебно-медицинским экспертом и врачом по внутренним болезням, не знал он, что Владимир Ульянов и легендарный Ленин — одно лицо. И вот однажды, уже после Октября, получает козловский врач Колотинский газету, а в ней — биография Ильича.

— Боже, да это наш Володя! — воскликнул он, взволнованный и счастливый тем, что когда то, в самую лучшую пору жизни, знал этого великого теперь человека.

…В Козлов В. Д. Колотинский приехал в конце прошлого века и остался верен нашему городу на всю жизнь.

Я запомнил Владимира Диаминовича как человека высокообразованного, широких взглядов. Он знал несколько иностранных языков, свободно владел французским, немецким, английским. Изъездил почти всю Западную Европу, был во Франции, Германии, Италии. Живо интересовался литературой, скульптурой, живописью. У него я видел завидную библиотеку, состоявшую наполовину из уникальных книг и, конечно, не только медицинских. Старый врач был на редкость крепкого здоровья, купался с первых дней весны до поздней осени, никогда не носил тёплой шапки и валенок, предпочитал фуражку и ботинки.
Владимир Диаминович страстно любил наш город, был блестящим знатоком его прошлого и верил в будущее тихого Козлова. Мы нередко бродили с ним по улицам, и он с увлечением рассказывал о наиболее примечательных зданиях, о людях, своих современниках, и тех, кто прославил наш город в далёком прошлом.

Еще поразило меня в Колотинском одно обстоятельство. Будучи человеком на редкость цельным, он оказался в довершении ко всему однолюбом. В Козлове он страстно полюбил местную красавицу. Любовь была взаимной. Но родители не отдали дочь за судебного врача: подвернулась блестящая партия, и Саша (так звали эту девушку) стала женой другого человека.

Владимир Диаминович тяжело переживал беду и, несмотря ни на что, остался верен прежней привязанности — не женился до старости. Когда муж женщины, которую он любил, скончался, Владимир Диаминович и Александра Ивановна смогли наконец-то соединиться. Остаток лет они прожили, сохранив любовь и преданность друг другу.

Один из достойнейших людей нашего города врач судебно-медицинской экспертизы Владимир Диаминович Колотинский умер в 1953 году, восьмидесяти трёх лет от роду. До конца своих дней он гордился тем, то много лет назад соприкоснулся с жизнью человека, имя которого стало знаменем нашей эпохи.

М. Языков, врач судебно-медицинской экспертизы

Печать E-mail

Внимание!  Возможны противопоказания.
Необходима консультация специалиста!